Недвижимость в Николаеве. Агентство недвижимости МЛЕЧНЫЙ ПУТЬ
На главную страницу Отправить письмо Добавить в избранное
Новости Карта города Николаева Газета Инвестор
Информация
Новости
Статьи и комментарии
Земельные вопросы сессии
Строительный обзор
Архив новостей
Консервация.

Консервация.

mlp / 28.01.2017

Пока заинтересованные стороны громко рассуждают о вероятности досрочных выборов, Президент Порошенко последовательно укрепляет систему своей власти. До абсолюта осталось не так уж много – окончательно лишить субъектности «Народный фронт», вывести из игры главу МВД Авакова и «подрезать крылья» премьеру Гройсману (если уж поменять не получается). Именно на этом Банковая сосредоточится в новом политическом сезоне. Обстоятельства – как внешние, так и внутриполитические – способствуют.

Парламент, правительство, Генеральная прокуратура

Сформировать коалицию без участия НФ – голубая мечта АП. Теоретически, она реализуема. Практически – «зачем трогать то, что худо-бедно, но работает?», – резонно отмечают на Банковой. Тем более, кроме математического, есть аспект политический – легитимность подобной «парламентской революции» будет весьма сомнительной, а не считаться с публичной составляющей политикум уже не может – не те времена.
Иное дело – образовать новое неформальное большинство, что есть кратчайший путь к реализации проекта под кодовым названием «минус Аваков и Гройсман». В качестве бонуса – возможность не оглядываться на интересы и «хотелки» «фронтовиков».
Промежуточный этап номер один – максимально ослабить НФ. Промежуточный этап номер два – полностью лишить субъектности.
Реализовать сие возможно, стравливая между собой различные группы внутри НФ (группы Парубия, Авакова, Яценюка), а также создавая им «пожары на флангах». Когда главная задача – спасение собственной шкуры, тут уж не до политических интриг.
Свежий пример – активизация НАБУ по делу Мартыненко. А Мартыненко, как известно, это – Яценюк.
Еще одно – дело Пашинского. Развязку его предсказать сложно, но внесение Генпрокуратурой представления на лишение депутатской неприкосновенности вовсе не исключено. Есть на то основания, нет – отдельный разговор, но опция такая существует. Что вполне может быть использовано властью как детонатор для внутрипарламентского переформатирования. Собственно, детонатор здесь – ключевое.
А уж постановлений об отставке Авакова в парламенте зарегистрировано столько, что выбрать есть из чего – было бы желание. Дать ход одному из них – дело техники. И наличия голосов «за», которые собрать – опять-таки, при желании – совсем не сложно.
Покамест с математикой у Банковой складывается.
Радикалы – вопреки публичной их риторике – живо подыгрывают власти.
«Самопомощь» растеряна и деморализована – мусор имени Садового делает свое дело. Хотя не в нем, мусоре, конечно, дело, просто многие члены этой политсилы сомневаются в перспективах «Самопомощи». Значит – если хочешь продолжать политическую карьеру – нужно срочно на кого-то наводиться. И не просто на кого-то, но на власть. Президентскую. Ибо сегодня только она имеет шансы на воспроизводство.
Потенциальный раскол Оппоблока на Банковой ожидают, потирая руки. Почему и последует ли он, детально изложу чуть ниже, сейчас просто отметим сей факт – с занесением в копилку.
Еще один актив – «независимые» нардепы и депутатские группы.
В сумме всего этого достаточно, чтобы власть чувствовала себя уверенно, не слишком «сверяя часы» с разболтанными стрелками циферблата «Народного фронта».
Сия идиллическая картина может, однако, быть испорчена.
Испорчена Юрием Луценко. Который Банковой практически неуправляем и который – уже в ближайшее время – готовит дела на ряд народных депутатов. Минимум два – по радикалам, причем одно из них – повторно по Мосийчуку. Еще одно – по Олесю Довгому. До «посадки», разумеется, не дойдет, но до вопроса о снятии депутатской неприкосновенности – вполне. А залу сего достаточно. Достаточно для того, чтоб четко уяснить: АП их – в случае чего – не защитит, не прикроет, нет у нее таких возможностей. Не самый, согласитесь, выгодный для власти «сигнал».
В правительстве ситуация тоже неоднозначная. Отношения Порошенко с Гройсманом чуть лучше, чем год тому с Яценюком. Просто в публичную плоскость их противоречия выходят значительно реже. Главная претензия АП почти хрестоматийна – «формирование собственного политического имиджа». На Грушевского в ответ лишь усмехаются, даже не думая отрицать. Еще и напоминают о существовании партии «Винницкая европейская стратегия», которая – «если что» – может пригодиться в качестве альтернативной провластной площадки.
Не до конца понятна во всем этом калейдоскопе роль Степана Кубива, который в последнее время одержал ряд важных аппаратных побед. Изначально АП считала его «своим», Кабмин – «своим», теперь каждая из сторон за глаза обвиняет его в подыгрывании оппонентам. В окружении Гройсмана и вовсе категоричны: «Шольц начал работать на хозяина», – говорят. «Мы с ним уже рассчитались – должностью. Больше никто никому ничего не должен», – парируют в АП.
Истинна, как водится, посередине. Та же история с переподчинением «Укрзализныци» трактуется неоднозначно. Наверняка ясно одно: институт первого вице-премьера при Кубиве однозначно укрепился. Что повышает шансы нынешнего его руководителя «дорасти» до поста главы КМУ. Если обстоятельства места и времени, конечно, сложатся.

БПП: смена лидера фракции и поиск главы партии

Вместе с тем, любые парламентские маневры АП затруднены ситуацией, сложившейся в БПП. Фракцию уже давно нельзя назвать цельной, да и с управляемостью немалые проблемы. Это – раз. Все это особенно проявляется в последнее время, когда Игорь Грынив перестал скрывать намерение «отойти от дел». Это – два.
Кто мог бы заменить Грынива во главе фракции? Единства в данном вопросе нет. Главными парламентскими игроками, уполномоченными на то Банковой, по-прежнему остаются Сергей Березенко и Игорь Кононенко. Однако, очевидно, что руководитель фракции должен быть человеком публичным, а ни тот, ни другой в полной мере к подобному не готовы.
Игорь Кононенко, к тому же, сейчас поглощен личными проблемами. Незадолго до Нового года у него обнаружилось… отравление ртутью. Согласно вердикту докторов, ее содержание в крови превышено в 50 раз. Ясно, что на случайность это не спишешь. По информации источников, отравление не произошло одномоментно – ртуть накапливалась в организме некоторое время. Из чего напрашивается вывод: это не было покушением на убийство, скорее – попыткой запугать, вывести из строя на полгода и более. Учитывая, что Кононенко является правой рукой Президента не столько даже в политических, сколько в деликатных околобизнесовых делах, логично предположить: возможно, «привет» передали не самому Игорю Витальевичу, но целому Петру Алексеевичу.
Так или иначе, Кононенко сегодня занят лечением, и дела парламентские его мало волнуют.
Впрочем, мы отвлеклись. Итак, кто потенциально способен заменить Игоря Грынива? На Банковой называют разные фамилии: Ирина Геращенко, Ирина Луценко, Анатолий Матвиенко и т.д. По всем есть свои «но». Так, Ирина Геращенко вряд ли захочет разменять статус первого вице-спикера на позицию главы фракции; для Ирины Луценко такой карьерный рост был бы логичным, но его вряд ли – с точки зрения усиления позиций семейства Луценко - допустят; к Анатолию Матвиенко неоднозначно отношение АП и т.д.
Правда, вопрос стоит еще шире – определиться необходимо не только с руководителем фракции, но и с руководителем партии. Последним все еще остается Виталий Кличко, принявший полномочия в те далекие времена, когда БПП и «Удар» еще были партнерами. Ситуация давно изменилась, однако – с оглядкой – на сильнейший кадровый дефицит в команде Президента – ее разрешение постоянно оттягивают.
В самой АП ключевые решения принимаются узким кругом. Это – Президент, Макар Пасенюк, Игорь Кононенко и Александр Грановский.
Игорь Райнин, Борис Ложкин, Виталий Ковальчук, Александр Турчинов – уже «расширенный состав», привлекающийся по необходимости.

Оппозиционный блок: «у нас третий партнер – Медведчук»

Слухи о расколе Оппозиционного блока ходили давно. Настолько давно, что успели набить оскомину.
Собственно, изначально – со дня создания – ОБ был образованием искусственным (равно как НФ), нацеленным на участие в выборах. Мажоритарные акционеры – группы Ахметова и Фирташа. Все важные решения они принимали «на двоих». Ахметов, Колесников (глава Оппозиционного Кабмина) и Новинский – с одной стороны, Фирташ, Бойко и Левочкин – с другой. Вынужденное сотрудничество, однако не примирило давних оппонентов – конфликты между Колесниковым и Левочкиным, Колесниковым и Вилкулом и т.д. вспыхивали перманентно.
В «ахметовском» крыле ОБ любят вспоминать, как в 2014-м году их давний консультант Пол Манафорт всячески ратовал за объединение двух команд, а уже в сентябре 2015-го сказал приблизительно следующее: «Для Рината и Бориса выгода страны – их выгода, потому что если в стране все хорошо, то и бизнес их растет; а для Бойко с Левочкиным – власть и есть бизнесом. Так что у вас, друзья, базовые разногласия и чем быстрее вы расстанетесь, тем лучше».
С тех пор прошло немало времени, напряжение внутри ОБ только нарастало, но до потенциального раскола дошло лишь сейчас. Естественный вопрос: почему?
Официальная версия: у прежних партнеров разное видение будущего. Охмуренные нынешними рейтингами Юрия Бойко, «фирташевские» заинтересованы в досрочных выборах. Тогда как «ахметовские» смотрят на все более прагматично и настроены работать в качестве «конструктивной оппозиции», аккуратно подыгрывая – где это нужно – АП.
Неофициальная, в принципе, созвучна. За исключением одного «но». После недавнего своего визита в Москву (какого уже по счету), Юрий Бойко привез для ОБ новость – «нам дают третьего партнера». «Третьим» оказался Виктор Медведчук. «Ахметовских» это категорически не устроило. Не потому даже, что «соображать» теперь предлагалось на троих, а не двоих, как раньше. Хотя, конечно, «разменивать» свои акции в угоду «медведчуковским» они не намерены, да и в целом подобное «соседство» их не устраивает. Так и был запущен процесс сепарации.
Точка в нем, как ожидается, будет поставлена в начале новой парламентской сессии – шестого или седьмого февраля. Осталось решить юридические вопросы – как не допустить «обнуления» списка в случае, если фракция колется надвое.
На нынешнем этапе подразумевается разделение не на две партии, но две депутатские группы. «Фирташевскую» по-прежнему будет возглавлять Бойко, «ахметовскую» – Новинский. Оформляться в виде отдельной партии «ахметовские» не торопятся. «Нет предвыборной ситуации, смысл какой?», – говорят, напоминая: «на балансе» у них есть бренды «ПР», «Партии мира и развития». Много чего, было бы желание воспроизводиться.
Не исключено, конечно, в последнюю минуту у членов ОБ включится инстинкт самосохранения, «вопрос Медведчука» замнут и развод еще отсрочат (исходя из многолетнего опыта наблюдений, могу отметить: если эти граждане решение принимают – реализовывают незамедлительно, а тут – уже третью неделю тянут), но полноценно разбитую чашку уже все равно не склеить.

«Деолигархизация» в действии

На Банковой возможному расколу ОБ только рады: «ахметовские» – какое бы название они себе не выбрали – потенциальные союзники в деле укрепления власти Порошенко. Почему?
Да, потому, что сам Ринат Ахметов уже давно является де-факто партнером Петра Порошенко. Партнером не бизнесовым (хотя и это не исключено), но понятийным. А это – в реалиях украинской политики – дорого стоит.
Собственно, Ахметов – единственный из украинских олигархов «старой волны», кто не просто остался на плаву, но продолжает зарабатывать в новых реалиях.
Игорь Коломойский хоть и мечтает о создании собственной депутатской группы (для комплектации которой отчаянно не хватает «штыков»), сейчас больше занят решением своих финансовых вопросов.
Рано или поздно в прессе всплывет текст соглашения, завзизированного им и Геннадием Боголюбовым с украинской властью (в лице Минфина и Нацбанка) на этапе национализации «Приватбанка». Соглашение фиксирует, в частности, обязательство «приватовцев» на протяжении полугода обеспечить многочисленные кредиты банка реальными залогами. Для этого нужны деньги. С ними у Коломойского нынче сложно. В том числе ввиду лондонской тяжбы с Пинчуком. «Жизнь, – как говаривал классик, – супермаркет, брать можно что угодно, но на кассе придется расплачиваться». Вот и для Игоря Валерьевича наступил момент расплаты.
Что до Виктора Пинчука, то скандальной статьей в Wall Street Journal он себя дисквалифицировал. Причем надолго. Доказано давосским завтраком.
Положение австрийского изгнанника Дмитрия Фирташа неоднозначно. Смена американской администрации вполне может изменить его судьбу к лучшему. Учитывая, что г-н Фирташ является жертвой в рамках производственного конфликта с бизнесом, аффилированным с кланом Клинтонов, не исключено, что он может при новой администрации США на деле занять ту позицию, которую на словах пытался занять Виктор Пинчук. Однако, на это необходимо время. Дистанционно влиять на происходящее в стране все сложнее, партнеры все больше отдаляются. Да, Сергея Левочкина связывают с главой государства давние дружеские отношения, но, согласитесь: Левочкин и Бойко, за спинами которых стоит Фирташ – одно, без Фирташа – совсем другое. Да, и телеканал «Интер» – величина переменная.
Таким образом, Ринат Леонидович – последний из могикан, сохраняющий статус-кво. Не такое, конечно, как в сытые времена Виктора Федоровича, но на жизнь грех жаловаться.
Сложившаяся ситуация имеет для Банковой еще одну, причем весьма значительную, выгоду. Ранее тектонические сдвиги в украинской политике всегда обеспечивали олигархи. Точнее, консенсус олигархов. Именно от их «ставки» во многом зависела участь того или иного кандидата в президенты, не/прохождение в ВР той или иной партии.
Сегодня такой консенсус невозможен. Олигархов, в прежнем их виде, как мы выяснили, больше нет. Исчезли как класс. Запятая. А Ахметов – партнер. Точка.
Так что объявленная Петром Алексеевичем «деолигархизация» работает. Просто понимает он ее своеобразно. И реализовывает соответствующе.

Мог ли еще недавно Виктор Пинчук представить себе, что бросит все силы, ресурсы, связи, влияние на то, чтоб обеспечить присутствие Порошенко на своем давосском завтраке? И что, в конечном итоге, получит отказ?

Мог ли вообразить Ахметов, что вынужден будет искать партнерства с Порошенко?

Мог ли Фирташ предвидеть, что ближайшие его союзники тоже станут состязаться за статус «младших партнеров» Порошенко?

Мог ли опытный шахматист Коломойский предположить, что получит от Порошенко совершенно детский, но такой сокрушительный «мат»?

Во всех этих случаях, ответ, разумеется, негативный. А настоящая правда в том, что ни олигархи, ни друзья нынешнего Президента, ни его враги, ни партнеры, ни ситуативные попутчики изначально его недооценили. И продолжают до сих пор недооценивать.

Соня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua

14.08.2018
О недвижимости в Германии.
04.08.2018
Новое градостроительное законодательство 2018 года.
03.08.2018
Нацбанк готовится к девальвации гривны.
23.07.2018
Нужен ли Европе американский сжиженный газ?
12.07.2018
В этом квартале украинцам придется подсуетиться, чтобы не потерять часть своих сбережений.
04.07.2018
Бизнес в Украине: чем выгодно заниматься.
15.06.2018
Почему реформирование налога на недвижимость опять актуально.
13.06.2018
Почему потоки иностранных денег в Украину не отражаются на росте экономики и доходов населения?
31.05.2018
Прогноз экспертов - квартиры в Украине продолжат дешеветь, но очень медленно.
24.05.2018
Почему Китай опасается инвестировать в Россию?
О компании | Коммерческая недвижимость | База жилой недвижимости | Доска объявлений | Недвижимость-панорама | Новости | Архив новостей | Статьи | Земельные вопросы сессии | Карта Николаева | Газета Инвестор