Недвижимость в Николаеве. Агентство недвижимости МЛЕЧНЫЙ ПУТЬ
На главную страницу Отправить письмо Добавить в избранное
Новости Карта города Николаева Газета Инвестор
Информация
Новости
Статьи и комментарии
Земельные вопросы сессии
Строительный обзор
Архив новостей
О черной бухгалтерии власти.

О черной бухгалтерии власти.

mlp / 02.08.2016

Дискуссия о том, сколько должны зарабатывать чиновники в Украине, ведется не первый год. Сторонники повышения зарплат госслужащим настаивают: нет лучшей превенции коррупции и мотивации сотрудников, чем достойная оплата их труда. А нерыночный оклад приводит к оттоку профессионалов из госслужбы и коррупционным соблазнам.

«Если профи в бизнесе может заработать пять тысяч долларов — он пойдет работать в госсектор на пять тысяч гривен? А если и пойдет, как он сможет удержаться от соблазна украсть миллион из бюджета, который крутится прямо у него перед носом? Конечно, он будет воровать», — считает политолог Виктор Таран.

Противники же повышения окладов чиновникам негодуют, почему те должны получать в разы больше, чем среднестатистический украинец. А пока они спорят между собой, зарплаты госслужащих то растут, то сокращаются, но так и не могут закрепиться на уровне, который бы устроил всех.

С 1 мая этого года всем украинским бюджетникам, в том числе и чиновникам, повысили оклады. Чуть-чуть — на 10%. Следующее такое же повышение произойдет в декабре. Впрочем, такими темпами до европейского уровня зарплаты еще долго не дорастут. Сейчас украинские госслужащие даже после майского повышения, по данным Госстата, получают в среднем меньше 200 евро (около 5 тысяч грн.) в месяц, в то время как в Европе — 3 тысячи евро (почти 83 тысячи грн.).

Украинская система госслужбы не позволяет привлекать высокого сорта людей, профессионалов из коммерческого сектора. Их не соблазнить зарплатой госслужащего. Выхода два: либо предложить такому профессионалу участие в коррупционных схемах, либо же наряду с официальной зарплатой доплачивать ему черный кэш.
Именно вторым методом нелегальных финансовых поощрений успешно пользуется нынешняя власть. «Страна» попыталась выяснить, кто заведует черными кассами во власти, и разобраться, какой должна быть оплата труда слуг украинского народа.

Система «черной» лояльности

«Доплаты украинским чиновникам были всегда, начиная со времен второго срока Кучмы», — говорит «Стране» политолог Руслан Бортник. По его словам, уже в эпоху «позднего» Януковича, в 2011–2012 годах, топ-менеджмент всех министерств и ведомств получал нелегальный кэш в качестве доплаты к основной зарплате.

«Но платил не кто-то из окружения президента. Отдельные министры — по-слухам, тот же Сергей Арбузов (первый вице-премьер-министр Украины при Януковиче) или Александр Клименко (экс-министр доходов и сборов) — сами доплачивали своим подчиненным из денег, которые имели со своей коррупционной доли в проектах.

Например, начальник департамента тогда мог получать 10 тысяч долларов дополнительно к высокому государственному доходу. Напомню, что при Януковиче официальная государственная зарплата у такого ранга чиновников составляла около 2–3 тысяч долларов (за счет валютного курса и более высоких надбавок)», — рассказывает Бортник.

Два года назад, когда к власти пришел Петр Порошенко, сразу же возникла необходимость доплаты топ-менеджерам, потому что на государственные оклады новые (да и старые) кадры на госслужбу идти не хотели. Но теперь, в отличие от времен Януковича, черные доплаты централизованы и подвязаны на конкретных людей из окружения президента.

По информации «Страны», изначально за «черную кассу» АП на уровне правительства взялся один из приближенных президента, юрист и ресторатор Михаил Бейлин, а по совместительству — внештатный советник главы Администрации президента Бориса Ложкина.

О Михаиле Бейлине известно немного. Он достаточно непубличный человек, узкий круг лиц знает его как успешного ресторатора — собственника заведений «Кувшин», «Сом», Dim Sum и Vino e Cucina (кстати, последнее из них открылось в декабре 2014 года, в разгар Евромайдана). На последних парламентских выборах Бейлин был 83-м в списках БПП. Но широкой общественности стал известен лишь после скандала с отменой конкурса по назначению нового директора «Укрспирта» прошлым летом, куда Бейлин, по информации СМИ, хотел продвинуть своего человека.

С тех пор в прессе Бейлина называют «серым кардиналом» и «смотрящим» по МинАПК и Мининфраструктуры, а также неофициальным HR-менеджером Кабмина — мол, именно он курирует ключевые назначения в профильные госпредприятия, например, в «Укрзализныцю», «Укрспирт» и «Укрзализнычпостач».

В сети можно найти фотокопию неофициальной «платежной ведомости», судя по которой, Бейлин выплачивал теневую зарплату ряду высокопоставленных чиновников Министерства инфраструктуры и МинАПК в размере от $3 тысяч до $50 тысяч. В числе получателей нелегального кэша и экс-министр инфраструктуры Андрей Пивоварский, его зам - Владимир Шульмейстер, а также нынешний министр инфраструктуры Владимир Омелян.

Но Владимир Омелян, нынешний министр инфраструктуры, в комментарии «Стране» отрицает факт получения «черных» зарплат: «Это очень старая история. Каждый раз, когда мы вытягивали на публичное рассмотрение негласно табуированные факты воровства миллионов, миллиардов бюджетных средств, люди, замешанные в этом, начинали придумывать истории с нелегальными зарплатами в министерстве. Это полный абсурд».

По словам министра, сейчас на руки он получает немного больше, чем до майского повышения — около 16–18 тысяч гривен в месяц: «Никаких неофициальных доплат я не получаю. В нашем министерстве этого точно нет. Но вообще, конечно, зарплаты — это у нас большое горе. Мы надеемся, что хотя бы с декабря этого года сможем перейти на рыночные зарплаты по Мининфраструктуры».

При этом Омелян не отрицает, что знаком с Бейлиным, хотя и утверждает, что не близко: «Бейлин был просто советником, не более того. За все время работы я с ним встречался, наверное, раза четыре. И это либо была встреча на публичных мероприятиях, либо он присутствовал на общих обсуждениях».

Несмотря на то, что «ведомость» Бейлина написана от руки и ее достоверность доказать объективно сложно, опрошенные «Страной» эксперты подтверждают, что черные доплаты в Кабмине имели место. «Один из «рестораторов», близких к президенту, содержал в разное время от 300 до 500 чиновников в правительстве и центральных органах исполнительной власти, начиная от министров, их замов и заканчивая директорами департаментов и начальниками отделов, — в частности, рассказывает Руслан Бортник. — Доплаты были очень разные, от $50 тысяч (уровень министра) до $2–3 тысяч соответственно».

По словам Бортника, близкий к АП ресторатор и сейчас продолжает содержать чиновников, однако в какой мере — не уточнил. С самим Бейлиным «Стране» не удалось поговорить (редакция готова в любой момент опубликовать точку зрения Бейлина, — Прим. ред.)

Но даже если он больше не связан с черной кассой Администрации президента, «система лояльности» все равно продолжает работать. По информации источников «Страны», черный нал подвязан на нескольких людей из окружения президента, и преданные им чиновники получают от них черный кэш.

«В правоохранительной системе, по прокуратуре и судам, силовому блоку, работает депутат от БПП Владимир Грановский. Знаю, что голоса в парламенте искал и оплачивал его коллега, Игорь Кононенко», — рассказывает политолог Виктор Таран.

Частью черного кэша также заведует глава президентской администрации Борис Ложкин: от него лояльные к партии люди получают деньги за ведение политической и медийной деятельности. «Возможно, что в рамках этого проекта финансируются ЛОМы, спикеры партии. Но чьи это деньги – сложно сказать. 600 тысяч долларов в год (из расчета только одному министру по 50 тысяч в месяц) – это для одного человека большая сумма», — считает Руслан Бортник.

Власть не оставляет в обиде и народных депутатов: за нужное голосование или перебежничество «тушки» получают определенные преференции. Это могут быть как деньги, так и место при коррупционных потоках. По словам Руслана Бортника, черными доплатами в президентской фракции в парламенте, вероятно, занимаются Сергей Березенко и депутат от БПП Игорь Грынив — каждый в своей области интересов, а также Игорь Кононенко.

По словам Виктора Тарана, черным финансированием Рады под определенные законопроекты занимался сам экс-глава правительства Арсений Яценюк, а голоса в парламенте собирал его соратник Николай Мартыненко. «Доплачивали депутатам по-разному, от $2 тысяч до $10 тысяч, в зависимости от их статуса — рядовой депутат или глава какого-то комитета, ездит ли он на эфиры — то есть исходя из степени его публичности и рейтинговости. Причем платили депутатам не обязательно кэшем — за голоса они могли получить и различные преференции, «доли» в проектах… Но, конечно, вам ни один депутат этого не подтвердит», — говорит Таран.

В новом же Кабмине немного по-другому распределились политические рычаги, и как устроена система доплат в правительстве под эгидой Владимира Гройсмана, пока не до конца понятно. Во всяком случае, по словам Тарана, «своего Мартыненко» — человека, который будет искать голоса под Гройсмана в парламенте, — новый премьер-министр все еще ищет.

«У Яценюка был Мартыненко, голоса для Порошенко ищет Кононенко. Не знаю, есть ли уже такой человек у Гройсмана, но он однозначно будет нужен ему в дальнейшем, особенно на осень. Иначе он потеряет контроль над парламентом. А у него там ведь даже своей фракции нет. Пока что все его законопроекты проходят парламент нормально, но, возможно, это из-за того, что они в основном были довольно-таки популистские: например, об отмене налога на пенсию — ну, кто проголосует против?» — подмечает Виктор Таран.

Если отрешиться от самого по себе факта наличия нелегальных зарплат во власти (при том, что правительство требует искоренить черные зарплаты в бизнесе), вопрос трактовки черных доплат оставляет простор для фантазии. Можно даже предположить, что черные доплаты могли бы использоваться и как сдерживающий фактор против коррупции во власти, превентивная мера. «Мол, АП вам дает эти деньги в обмен на то, что вы не влезаете ни в какие коррупционные схемы. Такой вариант тоже возможен», — предполагает Виктор Таран.

Правда, вся эта логика разбивается о реалии Уголовного кодекса. По словам юриста, партнера юргруппы ЛЕКС ЮС Владимира Чубы, каждый из министров, кто принимает доплату «в конверте» попадает под уголовную ответственность как минимум по статье 212 УК - уклонение от уплаты налогов. «В зависимости от масштаба преступления — насколько систематически и в каком размере получалась нелегальная зарплата, была ли организована целая сетка, — человек получает запрет на занятие определенной деятельностью или определенных должностей, а также обязан заплатить штраф: от 1 тысячи до 25 тысяч необлагаемых минимумов. За грубое нарушение законодательства у нарушителя также могут конфисковать имущество», — говорит Чуба.

Доноры зарплат

Единственный способ искоренить институт черных надбавок — повысить официальные зарплаты, в один голос твердят опрошенные «Страной» эксперты.
С этой целью в Украине не первый год обсуждается необходимость создания специального донорского фонда, из которого финансировались бы легальные доплаты госчиновникам. До сих пор власти ведут переговоры с Еврокомиссией о создании такого фонда, но пока что этот вопрос остается на уровне дискуссии.

По словам Владислава Грезева, руководителя HR-агентства Lobby X, которое занималось подбором кадров для реформаторских команд, украинские чиновники могли получать доплаты из специального фонда ЕС еще в прошлом году, при правительстве Арсения Яценюка: «Но в Кабмине не смогли вовремя подготовить по требованию Европарламента элементарную статистику — по кадрам, главам департаментов, средней зарплате, нагрузке на чиновников, — чтобы высчитать справедливую сумму для доплат. И процесс затормозился.

Один из самых активных промоутеров этого механизма доплат госслужащим, замглавы Администрации президента Дмитрий Шимкив, в комментарии «Стране» заявил, что переговоры с Евросоюзом продолжаются и механизм доплат, по сути, уже начал работать — только не для чиновников, а для экспертов в проектных офисах при министерствах. Но они на госслужбе не состоят.

«В течение прошлого года 111 человек были профинансированы через фонд. Экспертов в проектных офисах при разных министерствах и ведомствах (таких как, например, Офис эффективного регулирования BRDO и проектный офис Национального совета реформ) финансируют доноры, такие как Edge, USAID, GIZ и т.д.», — сообщил Шимкив.

Владислав Грезев рассказывает об опыте одного из проектных офисов, специалистов которого финансировали доноры, — команде ProZorro: «Такой айти-проект государственного масштаба, как ProZorro, требует больших усилий с точки зрения разработки и безопасности — на нем же проводятся миллионные тендеры, пренебрегать оплатой труда специалистов такого уровня было бы преступлением. Поэтому разработчики в проектном офисе ProZorro получают рыночную зарплату», — рассказывает Грезев. А, по его словам, программисты на рынке получают от 1,5 тысячи до 5 тысяч долларов в месяц.

С чиновниками же этот механизм не работает — пока. По крайней мере, официально. По словам Дмитрия Шимкива, в Администрации президента пока ограничились донорским фондом для проектных офисов, потому что создавать большую законодательную структуру для доплат всем чиновникам на тот момент не представлялось возможным. Но переговоры с Евросоюзом продолжаются, и власть ожидает, что донорский фонд заработает уже к концу этого года.

В свое время в Грузии, которая на пороге реформ пребывала в еще более плачевном состоянии, чем Украина, аналогичный донорский фонд помог реформаторам довести до конца изменения в стране. Но насколько эффективен этот механизм для украинских реалий?

По словам грузинского реформатора, экс-министра охраны здоровья Украины Александра Квиташвили, поначалу чиновники в Грузии тоже работали на голом энтузиазме и доплаты из донорского фонда получали не все. «В Грузии двигались пошагово. Сначала очищали финансовую систему, искореняли коррупцию в стране, и первые полисы из этого фонда получали все органы прокуратуры, которые помогали правительству вернуть украденные деньги обратно в бюджет. Первый год, в принципе, эти деньги работали на прокуроров», — вспоминает Квиташвили. Экс-министр считает, что в Украине зарплату также нужно поднимать постепенно — сначала на 100%, потом на 200%, потом на 500%, и, причем, всем госслужащим: чтобы не было такого, что начальники получают высокую зарплату, а их подчиненные низшего звена — мизерную.

Но к самому механизму работы фонда по грузинскому примеру в Украине Квиташвили относится скептично: «Пока я работал в МОЗ в Украине, я больше 16 месяцев слышал про этот фонд. Я никого в этом не виню. У нас миллион госслужащих, и поднять каждому даже на 5 тысяч грн зарплату — нереально. Фонд — это правильный подход, но я не вижу механизма и государственного подхода, который показал бы, что это будет работать в Украине. И не верю в то, что мы сможем найти такие деньги, чтобы абсолютно всем повысить зарплату до достойного уровня».

А вот его коллега по правительству, вице-премьер-министр Украины Павел Розенко, уверен, что найти деньги — не проблема, а принятие закона о госслужбе делает возможным и создание донорского фонда, и его функционирование: «В первую очередь поддержку нам готов предоставить Европейский союз, но можно говорить об этом и с отдельными странами. Создать фонд можно без проблем. Диалог ведется, но от нас хотят увидеть стратегию реформирования госслужбы в целом, и тогда под это можно найти деньги».

Алексей Гончарук, руководитель Офиса эффективного регулирования (BRDO) при Министерстве экономразвития, убежден, что механизм доплаты чиновникам зарплаты из фонда, который будут финансировать международные доноры, невозможен в Украине. «У меня очень двоякое отношение к такой процедуре. Я считаю, что украинским чиновникам не должны платить иностранцы. Потому что тот, кто платит, тот, в конце концов, и заказывает музыку», - считает он. Тем более, что украинский бюджет вполне потянет такую нагрузку: по-настоящему хорошие зарплаты должны получать высокопоставленные чиновники топ-уровня, а их всего около 100. «Есть еще 500 человек среднего звена со средними окладами — для государства это не баснословная статья расходов. Но если мы пытаемся сэкономить на оплате труда этих людей, в конце концов, мы платим значительно дороже за то, что эти люди работают в интересах кого-то другого», — уверен Гончарук.

Но донорский фонд — лишь временное решение проблемы с зарплатами, заявляет вице-премьер-министр Степан Кубив. «Система доплат госслужащим из фонда имеет право на существование. Но это не решает проблему на длительный период — это программа на год, может, два, на переходной период адаптации к реформе госслужбы. Нужно стремиться к тому, чтобы донорская помощь распределялась не под конкретных чиновников, а под проекты, которые они реализовывают», — говорит Кубив, и, по его словам, над этой схемой уже работают в Кабмине.

Альтернативный способ повысить зарплаты госсужащим — радикально сократить их количество, при этом оставив зарплатный фонд неизменным. За счет этого те, кто останется работать, будут получать больше.

«Зарплаты чиновников должны быть адекватны их ответственности. Другой вопрос — что такого количества госслужащих, как сейчас, Украине не нужно. Как гражданин и налогоплательщик я считаю, что просто не могу себе позволить содержать так много чиновников. Их нужно сокращать», — уверен директор кадрового холдинга АНКОР в Украине, НR-эксперт Юрий Перч. Алексей Гончарук также считает, что некоторые должности можно упразднить без ущерба для интересов общества.

Но и у подхода «сократить чиновников — поднять зарплаты» много противников. Например, первый заместитель министра образования Инна Совсун считает, что в украинских ведомствах и так сравнительно мало чиновников: "В Министерстве образования Украины работает 300 человек. В Министерстве высшего (только высшего!) образования Польши — 700, Германии — 900, в Америке — вообще 4500. Сократить чиновников и таким образом поднимать им зарплаты — не выход», — заявила она "Стране".

Владислав Грезев думает, что кадровая оптимизация при сохранении зарплатного фонда дала бы какую-то надбавку к зарплатам, но не столь значительную. «Сейчас говорят о сокращении чиновников на 30% — соответственно, можно судить о 30%-ной надбавке. Но в данный момент вместе с кадровой оптимизацией в правительственных подразделениях пропорционально сокращается и зарплатный фонд. Если так будет продолжаться, это не сработает», - считает он.

Сколько стоят чиновники?

Как много должны получать украинские чиновники, можно было бы определить исходя из средней или минимальной зарплаты по стране, но оба эти показателя в Украине слишком занижены. Так что "Страна" с помощью профильных специалистов попыталась сама установить, какими должны быть справедливые зарплаты для государственных менеджеров. Примерный расклад выглядит так.

Топ-чиновники, министры должны получать до 10 тысяч долларов (250 тысяч грн) в месяц. Для уровня зама – 6-7 тысяч долларов (150-200 тысяч грн). Для уровня начальника департамента – 3-5 тысяч долларов (70-100 тысяч грн). Начальники управления, чиновники среднего звена должны получать оклад 2-3 тысячи долларов (30-70 тысяч грн) в месяц.

«Только с помощью высоких зарплат мы сможем привлечь к управлению страной квалифицированный персонал. А требовать от неквалифицированного персонала грамотного управления страной — безумие», — считает Юрий Перч.

Сами госслужащие скромничают и не называют "Стране" точные суммы, которые хотели бы получать за свою работу. Зато экс-министр Александр Квиташвили рассказал, сколько зарабатывал на посту министра здравоохранения в период грузинских реформ. «Когда я был министром в Грузии, моя зарплата составляла 5600 лари плюс премии — доходило до $4,5 тысячи в месяц. Это для Грузии очень хорошие деньги», — вспоминает Квиташвили.

Дмитрий Шимкив еще летом прошлого года говорил, что сотрудники Госслужбы должны получать от 700 до 1500 евро (от 20 до 42 тысяч грн) в зависимости от условий труда. «Мы должны выходить на среднюю зарплату, которая есть в странах Восточной Европы», — подчеркивал он.

Выходит, чиновники и эксперты солидарны во мнениях: повышать зарплаты необходимо. Другой вопрос — как донести понимание этой необходимости до населения.

Например, Алексей Гончарук не уверен, что власть пойдет на такое радикальное повышение зарплат до рыночного уровня в ближайшее время, потому что это не совсем популярная идея в обществе: "В стране, в которой средняя зарплата составляет несколько тысяч гривен, чиновничья зарплата в несколько тысяч долларов будет восприниматься большинством населения не совсем адекватно".

Впрочем, Павел Розенко видит способ, как минимизировать сопротивление общества этой идее: «Если высокие зарплаты появятся вместе с жесткой борьбой с любыми коррупционными проявлениями, я думаю, со временем общество это примет», — уверен он.

В то же время один из бывших чиновников со стажем работы на госслужбе в 25 лет призывает не делать из повышения зарплат госслужащим панацею, хотя и признает, что это даст антикоррупционный эффект — но только на низовом уровне.

«Представьте себе маленький провинциальный город, где зарплата в 5 тысяч гривен — уже грандиозный успех. И вдруг госслужащие там начинают получать по 20 тысяч гривен! Они будут держаться за эту работу, ночевать там, и от взяток будут шарахаться как черт от ладана. Потому что стоит им оступиться — их сразу же сдадут соседи-кумовья-друзья-собутыльники, чтоб самим занять их место. Будет такой саморегулирующийся антикоррупционный механизм», — говорит экс-госслужащий.

Но добавляет, что это не даст радикального улучшения государственного сервиса и не искоренит полностью коррупцию в государстве: «Потому что львиная доля коррупции сосредоточена наверху государственной пирамиды. И там повышением зарплат проблему не решить. Для этого нужны другие механизмы контроля — политическая конкуренция, развитое гражданское общество, свободные СМИ. Но главное — каждый шаг чиновника должен быть жестко регламентирован: как он должен сделать свою работу, за сколько времени, по какой процедуре согласования — и чтобы за соблюдением этих норм велся постоянный автоматический контроль. Во многих случаях чиновника вообще должна заменить компьютерная программа, онлайн-сервис или терминал. Да, бюрократу нужно платить достойную зарплату, чтобы он не устраивал саботаж и просто не тупил на рабочем месте. Но если начать платить чиновникам хорошую зарплату, а саму систему не поменять на более эффективную, качество государственного сервиса не улучшится. Да и для коррупции останутся лазейки. Кроме того, в развитых странах чиновники, как правило, также не получают больше, чем менеджеры в частных корпорациях. Но там это компенсируется очень сильным соцпакетом - гарантии социальной защиты, льготные кредиты, высокая пенсия и прочее. То есть у чиновника появляется жизненная перспектива и это очень сильный стимул, чтобы качественно делать свою работу, не допуская залетов и не участвуя в коррупционных схемах».

Светлана Крюкова, Анастасия Пасютина, СТРАНА.UA

03.04.2020
Постанова Кабінету Міністрів України від 2 квітня 2020 р. № 255 «Про запобігання поширенню на території України гострої респіраторної хвороби COVID-19, спричиненої коронавірусом SARS-CoV-2».
31.03.2020
Спрос на недвижимость сокращается, а отложенный спрос увеличивается.
30.03.2020
Как пандемия меняет мир.
27.03.2020
Как карантин и девальвация меняют рынок недвижимости Украины.
26.03.2020
Кому в условиях карнтина Кабмин разрешил работать и как.
26.03.2020
Правительство Китая начало компанию по перезапуску своей огромной экономики.
24.03.2020
Бизнес во время карантина: чего не хватает украинским предпринимателям.
22.03.2020
В Николаевской области продуктовые рынки прекращают работу с 23 марта.
20.03.2020
Как работают застройщики в условиях карантина.
19.03.2020
Как человечество побеждало эпидемии.
О компании | Коммерческая недвижимость | База жилой недвижимости | Доска объявлений | Недвижимость-панорама | Новости | Архив новостей | Статьи | Земельные вопросы сессии | Карта Николаева | Газета Инвестор